Слишком много в окружающем нас мире воспринимается слишком однозначно.

Вот, например, почему нет сортировки результатов поиска по наименее релевантным?

Или почему, скажем, в ответ на оскорбление нужно обижаться? Или думать, что кто-то кому-то чего-то должен? Человек – Богу, Бог – Человеку, Человек – Человеку… Никто, может, никому ничего не должен. А может, и должен, но тогда на каком основании? Если говорить на уровне эволюционной кооперации – то на основании возможности для будущего сотрудничества. Но иногда ведь просто можно один раз, и всё. Тогда никто никому ничего не должен. Но это так, просто ещё один пример однозначности восприятия.

А суть заключается в том, что её может быть несколько.

Можно представить, что есть несколько сутей, формирующихся определенным способом восприятия. И это восприятие – не про то, что, а про то, как. А как – это уже про правила функционирования реальности, который каждый себе сам устанавливает. Кто-то верит в законы гравитации и даже живёт по ним. Таких – большинство. А есть те, кто ещё верит и в то, что всё в этом мире происходит рационально. Такие ведь тоже есть. Их, наверное, даже большинство, хотя, кто знает… для каждого рациональность своя, но по сути всем всегда хочется оптимальной ситуации. Ну не всем, но многим.

Так вот, а ведь может быть так, что всё происходит иррационально. То есть, из одного не следует в другое, быть, не значит – есть, приближаться не значит становиться ближе. Ну то есть, прикосновение не означает любовь, а любовь не обязательно подрузамевает прикосновение. Это тоже один из возможных интерфейсов для корректировки восприятия.

В определённую сторону, что важно. Потому что, ведь, может быть и так, что кому-то нравится просто жрать каждый день щи, котлеты, хлеб и вообще ни о чём не париться. Неопределившаяся часть общества. Те, кому, в сущности, по большому счёту, всё равно. Так вот, они, эти неопределившиеся, возникая в пространстве, смещают консенсус в сторону большинства. Но как только их становится достаточно много, они приводят вероятность предпочтения мнения большинства или меньшинства среди себе подобных к равному шансу. Именно на этом принципе и построены последние политические процессы в России, где огромная и выросшая доля неопределившегося большинства привела к ситуации, когда они уже не неопределившееся меньшинство, а то большинство, которому всё равно. И из-за этого они постепенно повысили шансы меньшинства провести своё мнение в реальность. Эта модель была подробно описана в журнале Science (Couzin et al, 2011) и экспериментально опробована на популяции рыб.

Но там было несколько ограничений. Во первых, предполагалось, что меньшинство оперирует на понятиях, которые ближе к эмоциональной подкорке индивидуума. Во-вторых, предполагалось, что индивидуумы будут стремиться не сталкиваться и, одновременно, не особо удаляться друг об друга. Так вот, в данной ситуации получается, что большое количество неопределившихся по сути определяет исход, если они становятся нацелены на те же исходы, что и самая большая определившаяся группа. То есть, побеждает самый крупный и, возможно, сильнейший. Но не обязательно. УИЦ рекомендовало таких избирателей распылять по существующим группам или делать жёсткую привязку их к В. Путину, но, как раз, не учло, что для того, чтобы работало, за Путина должна быть самая большая из существующих групп. А получается сейчас так, что просто становится ещё больше неопределившихся и они смещают шансы в сторону самого крупного меньшинства. Именно поэтому меньшинству нужно объединиться и дальше увеличивать свои шансы быть услышанными. Это ещё один пример того, как может использоваться интерфейс по корректировке восприятия в контексте политики.

Напоследок – ещё раз о компьютерах. Есть тексты, мы их читаем линейно, последовательно, иногда смотрим на какие-то отрывки, детали, иногда вообще не читаем или читаем не до самого конца. Но раз мы здесь, вместе, то мы из тех, кто, всё-таки, читает до конца. Так вот, тут самое главное: можно просто воспринимать различные сгустки смысла из пространства и перемещать их относительно друг друга, превращать подмножества в множества самих себя, а множества вводить в свои же подмножества. Тогда получится такая постоянная ротация смыслов и восприятия, которая позволит ощутить полисингулярность окружающего мира. Но это всего лишь один из возможных вариантов, который сам себя тоже часто ставит в такую ситуацию, где ознозначность опять принимает былой смысл и всё вдруг на время становится очень понятным и точным, следующим своим собственным законам логики, которые не обязательно имеют что-то общее с остальными. В любом случае, они оставляют следы в пространстве и если это ещё и ощущается как что-то хорошее, то это – самое главное.

 
Библиография

Couzin, I. D., Ioannou, C. C., Demirel, G., Gross, T., Torney, C. J., Hartnett, A., Conradt, L., et al. (2011). Uninformed individuals promote democratic consensus in animal groups. Science (New York, N.Y.), 334(6062), 1578–80. doi:10.1126/science.1210280

УИЦ 2004 Социальный портрет неопределившегося избирателя http://www.indem.ru/IDD2000/anal/ural/01feb14.htm