Наркотики – это реклама. Потеряться в наркотиках – это всё равно, что потеряться в непрерывном просмотре рекламы, думая, что получается.

 

 

Наркотики рекламируют. Рекламация = декларация. Нам говорят, что возможно; возможно, как оказывается, всё. Мы это знаем. Возможно хорошо, что об этом кто-то напомнил.
Но за «Что» (возможно) никогда не следует «Как», поскольку появляется Лого и 30 секунд заканчиваются.

Происходит временное изменение системы координат. То, что было там и тогда, становится здесь и сейчас. Траектории отклоняются от заданных. Позиция наблюдателя остаётся прежней, смещается точка зрения, поступает новая информация.

[…]

Упражнение: лучше переключать рекламу до того, как она закончится, и подумать о том, как её снимали.

[…]

Возьмём кампанию английского бренда Aquascutum Весна/Лето 2009. Мы видим целующихся моделей. Им хорошо. Как минимум, они нравятся друг другу, а может – это любовь. Прайминг и зеркальные нейроны (источник) делают своё дело, и все эти ощущения становятся ассоциированы со стилем и словом Aquascutum.

Продолжая читать текст дальше, становится понятно, что ощущения постепенно исчезают, магическое воздействие изображения подходит к концу, буквы складываются в слова, слова – в предложения, мы видели, Что может быть, но непонятно Как сделать так, чтобы это Было.

Восемнадцати моделям раздали по разовой дозе Метиле́ндио́ксиме́тамфетами́на (источник). Прошло шестьдесят минут. Серотонин растекается по питательным жилам мозга. Все, что находится рядом, становится источником сенсорного наслаждения. Киборги оживают, у них начинают шевелиться кончики пальцев, края губ и ресницы. Они стремятся друг к другу строго по половому признаку. Мальчики – к девочкам. Девочки – к мальчикам. Им хочется ощущать теплоту Тела, границы размазаны, сердце бьётся быстрее, чем обычно, дыхание тёплое, проникновение не нужно, условности – в сторону. Дихотомия сознания становится очевиднее, чем обычно.

Всё, что до этого было сглажено, принимает очень чёткие очертания. Ощущения трутся об острые углы восприятия и им больно и хорошо одновременно.

 

 

Каждая поверхность, будь то физического объекта или абстрактной мысли, становится источником эстетического наслажения. Гладя реальность вокруг, мы устремляемся в космос. Несоединенные до этого элементы переплетаются щупальцами друг друга. Новые комбинации создают новые смыслы. Новые смыслы наполняют реальность. Острота ощущений тянет частички друг к другу. Уровень серотонина падает и живительная влага перестаёт питать вновь созданные структуры, поверхности продолжают тереться друг о друга, но между ними уже ничего нет, материалы изнашиваются, элементы распадаются на части, вокруг всё сыпется и хочется плакать, но жидкость уже была вся выжата до.

Надрыв. И всё равно, каждая частица нежно трепещет и хочет ещё. Непонятное становится понятным, всё соединяется воедино, и даже если оно распалось, то только на блёстки.

[…]

Упражнение: попробовать повторить то, что выше, но без MDMA.

[…]

Что произошло? Человеческий мозг так устроен, что в нём есть множество разделенных между собой кластеров нейронов. Каждый кластер отвечает за определенное переживание. Кластеры соединены между собой надсетью высокочастотных нейронов, которые склеивают разрозненные переживания в единое целое. Так получается наша реальность, в которой есть этот текст, есть планы на вечер, сердцебиение, дыхание, настроение и так далее. Можно сказать, что эти кластеры – как города, а надсеть высокочастных нейронов – как высокоскоростные магистрали, соединяющие эти города вместе. Субстанция, о которой шла речь выше, временно увеличивает пропускную способность высокоскоростных магистралей. Города могут лучше и быстрее обмениваться информацией и ощутить принадлежность к единой общности. Чувство принадлежности к чему-то общему приносит радость, но за него приходит счёт. Магистрали изнашиваются, количество аварий растёт, артерии закупориваются. Субстанция уходит из тела, города остаются опять сами по себе, путешествовать между ними становится ещё сложнее. Хотя бы теперь они знают о существовании друг друга, поэтому необходимо отбросить воспомнимания и начать путешествовать опять вперёд и в сторону, в поисках других миров, на этот раз самостоятельно.

Тем временем, мы двигаемся дальше.

Если МДМА соединяет до этого разделенные регионы, то ТГК делает с точностью наоборот. Город, который функционирует как единое целое может стать слишком одинаковым. После внедрения новой субстанции, появляются новые районы. Китай-Город отличается от Бутово, а Измайлово – это уже не Тверская. Путешествовать между районами становится сложнее, зато появляется более детальное восприятие их самих, вплоть до мельчайших деталей и отзвуков.

[…]

Уже 11 часов вечера, я выхожу на улицу, там тепло. Воздух пахнет свежими липами и мне хорошо. Где-то играет музыка, тут всегда так. Я иду к парку, на меня смотрят прячущиеся лица. Вытягивается рука с упаковкой, в содержимом которой участвует Тетрагидроканнабинол. Я отдаю синюю бумажку назад и продолжаю движение вперёд. Под фонарём стоит скамейка, на скамейке сижу я, у меня в руках бумажка, я заворачиваю в неё содержимое.

Подносится огонь, оно загорается, испаренные частицы поступают внутрь тела, нейроны случайным образом переключаются между собой, и вот уже я становлюсь наблюдателем собственных ощущений и мыслей. Отстранение от необходимости принимать всё, как есть, делает сознание лёгким. Можно начать уходить под поверхность, а можно скользить по срезам отображения реальности не принимая ничего особо всерьёз.
Многогранность раскладывается на мельчайшие части, то, что раньше отвечает за слух, теперь отвечает за зрение. То, что раньше казалось, теперь начинает чувствоваться. Переключаются программы и смыслы. Совокупности становятся более детальными и разрозненнымы между собой. Можно сидеть и смотреть на звёздное небо, можно продолжить раскрытие собственного таланта, можно залипнуть, можно заняться любовью, а потом ещё покурить.

[…]

Упражнение: повторять, всё, что описано выше ежедневно в каждый момент времени. С или без. Лучше без, чтобы не быть зависимым от.

[…]

Наступают выходные. Чёрные карточки учащённо стучат по блестящим поверхностям, разглаживая по ним белый порошок. Сворачиваются трубочки. Субстанция поступает внутрь, повышает уровень допамина, приходит чувство удовлетворения. Даже если ничего до этого не было сделано. Всё равно всё хорошо. Даже отлично. Ничего не надо менять, надо просто продолжать всё делать дальше. Барьеров нет, есть только возможности. Есть решительность. Есть всё, что необходимо для воплощения этой решительности. Есть. Пить. Курить. Блестящая реальность переливается светом и звуком. Напряжению нет предела. Допамин уходит, нужно ещё, потёртая реальность отбрасывает тень наружу…

[…]

Упражнение: решительность.

[…]

Диэтиламид лизергиновой кислоты является структурным аналогом серотонина. ЛСД воздействует на большое количество G-белковых рецепторов, все подвиды дофаминовых рецепторов, все подвиды адренорецепторов, а также на ряд других. ЛСД связывается практически со всеми серотониновыми рецепторами, исключая 5-HT3 и 5-HT4. Однако нужно учитывать, что для большинства этих рецепторов ЛСД не вызывает их активации ввиду небольших концентраций в синапсах для типичных доз. Рекреационные дозы могут влиять на 5-HT1A, 5-HT2A, 5-HT2C, 5-HT5A, 5-HT5B, и 5-HT6 рецепторы. Существует как минимум 4 гипотезы о механизме воздействия ЛСД на мозг:

LSD — пресинаптический ингибитор 5 НТ-нейронов;
LSD — постсинаптический антагонист 5-НТ2 рецепторов;
LSD — постсинаптический частичный агонист 5-НТ-рецепторов;
LSD — постсинаптический антагонист 5-НТ1 рецепторов.

Ни одна из этих гипотез не опровергнута и не доказана. Существуют только частичные доказательства или опровержения. Достоверных исследований слишком мало, и большинство из них датируются серединой XX века. До конца неизвестен абсолютно точный механизм действия вещества, однако предполагается, что ЛСД вызывает усиленное выделение глутаминовой аминокислоты в мозговом стволе, в особенности в слоях IV и V. На поздних этапах ЛСД может действовать через механизм DARPP-32-путей, что также соответствует механизму действия кокаина, метамфетамина, никотина, кофеина, PCP, алкоголя и морфия. Достаточно подробное исследование эффектов ЛСД было выполнено Бэри Якобсом (Barry Jacobs) путём экспериментов над мышами, которым были вживлены электроды в основание мозгового ствола. Для доз ЛСД, при которых наблюдалось влияние на поведение мышей, наблюдалась полная блокировка активности дорсального шва (dorsal raphe), что эффективно означает полное отключение источника эндогенного серотонина для конечного мозга (telencephalon). То есть, все связи в мозгу устанавливаются по-новому, что позволяет посмотреть на окружающую действительность во всей её многосвойственности.

 

 
Заряжаем вселенную в пушку. Целимся в мозг. Огонь!

Диметилтриптамин. ДМТ. Вещество, которое мозг выпускает в себя перед самой смертью, а может быть и во сне. Время – это то, что не даёт всему произойти сразу. Оно сжимается, всё происходит сразу и одновременно. Мимо проносятся чёрные дыры, поверхности, воспоминания, мысли, идеи, но мы стремимся назад к себе – в космос. Жизнь происходит в каждой клетке и в каждом дыхании. Нейроны связывают разрозненные мерцания вместе, получается этот мир. Восприятие видит само себя и всё сразу, не остаётся ничего, кроме разносящегося потока. Каждая частица взрывается внутрь себя и разрывается вовне. Всё постоянно меняется, исчезает, появляется опять, и опять исчезает, чтобы появиться вновь. Нить времени связывает всё вместе и создаёт иллюзию жизни. Смерть, таким образом, это не остановка, а просто происхождение всего и вся одновременно. «Этот мир – мой», но только потому, что если нет меня, то нет и этого мира таким, какой он есть только для меня и ни для кого другого.

[…]

Упражнение: передавать поток, помогать взрыву взрываться дальше, наслаждаться.

[…]

This is also available in: enEnglish (Английский)