Обыкновенному человеку ничего не добиться в жизни.

После лета наступает осень.

Невыполнение требований сотрудников правопорядка приведёт к жёстким ответным мерам.

Несоблюдение правил эксплуатации прибора вызовет короткое замыкание.

Чрезмерное употребление вызывает привыкание.

Если любишь животных, то лучше не носить мех.

Не прилюбодействуй, ибо это – грех.

А вот ещё это:

 

 

Ну и так далее.

[…]

Когда одно следует изв другого, получается очень правдоподобно.

Последовательность берёт на вооружение время, а время – единственное настоящее. Все согласятся с тем, что оно есть. Его не может не быть.

С помощью времени разрозненные утверждения получают закономерность. Закономерность –– правдоподобность.

Такая закономерная правдоподобность называется нарративом.

Нарративы склеивает элементы в сгустки, они наполняются смыслом.

Многим они помогают идти дальше, а многих – останавливают.

Всё зависит от того, какие нарративы эти многие себе рассказывают.

Бывает, родители называют ребёнка уродом, а мир подсказывает, что уродам –– не место. Вырастая, человек, следующий этому нарративу, живёт в чужом настоящем, теряется и умирает. (Нам жалко, что он умер, не осознав уникальности, но это уже наш нарратив).

Бывает, родители называют ребёнка уродом, а мир подсказывает, что уродам –– не место. Вырастая, человек осознаёт свою уникальность, находит своё настоящее, уходит в подполье или становится супермоделью. (Мы рады, потому что тут –– личность.)

Бывает, родители хвалят ребёнка, а мир поддакивает. Вырастая, человек постепенно распадается в комфорте этого нарратива и исчезает, так и не попробовав ЛСД. (Нам всё равно, т.к. он как бы в потоке.)

Бывает ещё много по-разному. Бывает, посмотришь не так на прохожего, и тебя отъебашивают не за что просто так. Так тоже бывает. Но это не значит, что теперь надо перестать смотреть на прохожих. Это же просто нарратив. Их много. Разных. Они –– такие, какими мы их себе же сами рассказываем. Мы создаём нашу реальность. Это действительно так. Вы заметили, что когда вам хорошо, всё вокруг тоже хорошо? Ну вот…

Итак. Создание реальности происходит посредством выработки нарративов.

С библией уже давно разобрались, поэтому не будем об этом. Те, кто верит в христианские нарративы уже перестали читать этот текст на слове «хуйня». Последовали своим установкам. Уважение, кстати.

Обращаемся к остальным.

Есть ещё разные правила поведения, устои, этикет. Это для неуверенных в себе.

Для уверенных – существует монтаж.

Монтаж существует для всех, кстати. Уверенность – это желание действовать. Заметим, не умение, а именно желание.

Далее.

Желания достаточно, чтобы начать пробовать.

Встать поперёк движения.

Посмотреть, что получится.

Подойти к незнакомому и не отставать.

Остаться дольше обычного.

Неожиданно начать её целовать.

Быстро сменить тему разговора.

Пропустить обед.

Ответить невпопад.

"Я учредил Интернационал Неуправляемых Торпед.
Мы натворим немало бед.
Мы будем взрываться, сами не зная когда.
Может, при слове "нет", а может при слове "да".

 

 

Тут много ещё можно сказать, но, по сути, монтаж – выстраивание смысловых потоков.
Монтаж нарратива – выстраивание смысловых потоков во времени.
Время легитимизирует последовательность.
Ритм легитимизирует последовательность.
То, что могло существовать только в воображении становится правдой.

Чем больше монтаж не похож на правду чужую, тем больше он будет правдой своей.

[…]

Отсюда мы приходим к практике полисингулярного монтажа нарративов, заявленной ранее.

Буквы складываются в слова, слова – в предложения.

Полисингулярный монтаж – перебивка событийного потока.

События обладают особенностью развиваться определенным образом. Этот образ часто определен правдой чужой. Для того, чтобы найти правду свою, нужно искать. Для этого надо переключать программы, находить интересные фильмы, смотреть их (лучше до конца и чуть дальше, чтобы понять, нет ли там чего-то ещё за пределами), переключать опять, искать, находить.

Неожиданный поворот.

Смысловая загрузка…

Не останавливаемся, продолжаем движение дальше и в сторону.

Есть –– это не значит быть, иначе так можно прожевать всю жизнь.

Это могло бы быть тем.

Тут могло бы быть там.

Сейчас могло бы быть тогда.

Сссучка!

Произведено установление связи.

Хочу не могу.

Отступление от траектории предсказуемого.

И это тоже пройдёт.

И это –– тоже.

Неосознанное неуправляемое.

Неозознанный Летающий Объект.

Кстати, многие убеждены в невозможности угнаться за мыслью, но это – не так. Пресловутый cиндром дефицита внимания и гиперактивности – это результат недостатка дисциплины, а не болезнь. Экспериментальные исследования показали, что при введении в организм активной дозы Триптометилдиалипомелита те участки головного мозга, которые отвечают за обработку информации, поступающей через ретину глаз, увеличивают свою производительность на 35% по сравнению с контрольной группой, которой было введено плацебо, и у которых не было такого классного трипа, как у той первой группы. Количество галлюцинаций и видений увеличивается, реальность принимает новые краски. Пацаны на районе стремятся попасть на клинические испытания, но уже выстроилась огромная очередь из желающих. Пропускают только по одному и строго по билетам. В любом случае, сексом в кинотеатрах уже никого не удивишь. Поэтому некоторые предпочитают им заниматься в одиночку, что, в общем-то, тоже можно понять. Тем не менее, Грановски продолжал свой путь вперёд, остановился и закурил сигарету. Над ним пролетела птица и отблеск её тени разошёлся по верхушкам деревьев, проскальзывая в пустоты между пространств и появляясь снова в самых неожиданных местах. Это продолжалось не так долго, но достаточно для того, чтобы Грановски определил дальнейшую траекторию её полёта, быстро достал ружьё и выстрелил прямо в цель. Пуля устремилась вперёд. Тут надо заметить, что большинство современного оружия (а у Грановски всё было самое современное, даже Айфон у него был на модель больше), так вот, большинство современного оружия перед тем, как выпустить пулю, закручивают её. Это придаёт ей большую (тут ударение) дальность полёта и движующую силу. Наступает катарсис. Пуля врывается в плоть и раскрывает её. Полёт прекращается. Масса стремится вниз. Падает. Разбивается. Земля поглощает избыток жидкости. Остальное – испаряется.
Нить – теряется.
Поток – разрывается.

Через этот разрыв происходит повышение выразительности характеристики.

Чем больше этот разрыв, тем сильнее эмоции.

Одновременное слитное соприсутствие несопоставимого во времени создаёт свою правду.

Это и есть практика полисингулярного монтажа.

Разрыв собственного шаблона.

Переключения между сгустками смысла.

Создание новых.

Растворение уже существующих.

 

 

Научно это можно описать с помощью модели сетевого анализа. Представим, что мысли – это узлы, а их ассоциации – это соединения между ними. Получается граф. Те узлы, которые связаны между собой более плотно, чем с остальными, объединяются в кластеры и выделяются определенным цветом (ранее мы их называли сгустками). Те узлы, которые чаще попадаются на самых коротких путях между кластерами выделены в графе большим (здесь ударение) размером. Они – ключевые, находятся на перекрёстках смыслов.

Практика полисингулярности заключается, во-первых, в видении общей картины, во-вторых, в перемещении от одного узла к другому, нахождение в них дольше обычного, переключение в новые, в-третьих, в разбиении уже существующих кластеров и созданию новых, в-четвёртых, в переключении ключевых узлов. Созданию новых.

Картинка ниже – визуализация данного текста как сети, чтобы было понятнее. Слова – узлы, их последовательность – нити. Всё остальное рассказано выше.

 

открыть в новом пространстве